Translator

пятница, 4 октября 2013 г.

Путешествие в Японию - Страну Восходящего Солнца.


В рубрике «Глазами Туриста» мы публикуем рассказы путешествующих по различным странам. Если у Вас тоже есть интересные истории о поездках, и Вы хотите ими поделиться с окружающими, присылайте их нам по адресу: strolchonline@gmail.com . Весь материал с фотографиями (или без них) будет опубликован на нашем сайте. 
Сегодня  Влад расскажет о путешествии в Японию, которое он совершил в марте-апреле 2010 года...

Много-много лет тому назад зачитывались мы книгами «Миллионы, миллионы, миллионы японцев» и «Ветка сакуры». Тогда нам и в голову не приходило, да и не могло придти, что настанет день, и мы побываем в Японии. Для нас очевидным было одно — в Японию съездить надо, в Японию ехать надо в конце марта — начале апреля, тогда когда цветет сакура. Подходящий тур мы нашли легко и быстро. 27 марта вылетели в Токио. Первый вечер и первая прогулка от гостиницы до станции метро и поездов, дабы знать, где и что можно поесть.
Деталь 1: В Японии говорят по-японски. Английский мало кто знает, знатоки русского вообще редки. К тому жe в японском языке нет звука «л», но есть «р». Японский акцент легко понять — замените «р» на «л»."Стор" = «стол», «стар стар» = «стал стар» и так далее. Разглядывание меню в ресторане дело малополезное, по этой причине везде есть стенды с макетами (очень детальными и очень натуралистическими) всех блюд.
Первый день был целиком и полностью посвящен Токио. Первым делом мы двинулись к Императорскому Саду в центр города, где небоскребы стоят рядышком с садом у Императорского дворца. Сам дворец почти не виден, но большие ворота и гигантские, сложенные из камня валы и побеленные каменные стены с черным верхом и сторожевыми башнями, дают наглядное представление о полноте власти императора, а потом и сёгунов дома Токугава, ибо с 17 века этот дворец был местом пребывания сегуна, военного правителя Японии. По дороге к дворцу нам рассказала русскоговорящая японка с тем самым л-р акцентом, что почти каждый новый правитель Японии переносил столицу («сторицу») в новое место. Токио (Эдо) не исключение — до того столицей был Киото. Токио и означает «Восточная столица». От Императорского дворца мы двинулись к мэрии, сделав остановку у Дома Приемов — точной копии Версаля.
Деталь 2: В Японии часто делают копии, однако, копии эти сплошь и рядом превосходят оригиналы. Телемачта в Токио — почти точная копия Эйфелевой башни. Почти — так как токийская на 11 м выше и чуть ли не в два раза легче.
Собственно, мэрия была нам интересна своей площадкой обозрения на 50-ом этаже, куда мы взлетели на скоростном лифте. Вот там мы смогли полюбоваться этим невероятно красивым городом с высоты более чем птичьего полета.
Заскочив на короткое время в какой-то парк, где везде и всюду под цветущими сакурами на специальных подстилках сидели японцы, мы отправились в синтоистский храм Мэйдзи Дзингу.
Деталь 3. Японец рождается синтоистом, а умирает буддистом. Около 70% японцев иcповедает синтоизм, около 80% — буддизм.
Традиционная японская религия синтоизм (синто = «путь богов», Верховный жрец Синто — Император Японии) исходит из того, что у всех (или почти всех) вещей и явлений есть ками, духовная сущность. Ками может существовать в камне или быть духом местности. В синтоизме нет строгого закона, как в других религиях, но с 7 века существует созданный по приказу Императрицы Гэммэй свод преданий и сказаний. Этот свод «Анналы Японии» и есть некое подобие священного писания. Важная особенность синтоизма — единение человека и природы. В Мейдзи Дзингу , как и во все синтоисткие храмы, войти можно только через специальные ворота Тории (буквально «птичий насест»). Традиционно Tории представляют собой выкрашенные в красный цвет ворота без створок из двух столбов, соединённых поверху двумя перекладинами. Тории — один из самых легкоузнаваемых символов Страны Восходящего Солнца.
Сакэ
По дороге к храму, слева — огромное количество бочек из под сакэ, справа — из под бургундского вина. Эти фирмы пожертвовали деньги храму. Вообще, многие люди жертвуют деньги, латерны (светильники), тории храмам. Говорят, это к удаче. Перед входом на территорию храма следует совершить обряд омовения. Уже в храме, возле жертвенника следует два раза хлопнуть в ладоши, два раза поклониться, бросить монетку в 5 йен, хлопнуть в ладоши и, пятясь, отойти. Говорят, это к удаче. Впрочем, я мог и перепутать прихлопы — притопы. Сами храмы просты и красивы — яркие красно-белые цвета, сакура везде и всюду. Этот храм был построен в честь императора Мейдзи. Один из ками этого храма — семейное счастье. Очень много свадeб происходит именно там. Одну из таких свадьб (жених — европеец!) мы видели. Монетка в 5 йен пользуется спросом, по традиции, на ней не указано ее достоинство, просто в центре есть отверстие.
Следующая остановка — знаменитая Асакуса. В середине седьмого века пятисантиметровая статуэточка богини милосердия и сострадания Каннон была выловлена рыбаками в реке Сумида. Деревенский староста принес богиню себе в дом и обьявил свой дом храмом. Впоследствии, на этом месте был построен храмовый комплекс. Увы, все было разрушено в годы Второй Мировой... К сожалению, синтоистское святилище Асакуса Дзиндзя, посвященное памяти тех двух рыбаков и старосты, было закрыто — реставрационные работы. Так что мы полюбовались буддийскими постройками во главе со знаменитой 5-этажной пагодой, надышались благовониями, и двинулись через Тории к торговым рядам, которыми район Асакуса знаменит не менее чем статуэткой богини.
Уже на обратном пути в наш отель мы остановились на рукотворном острове Одайбо, что в Токийском заливе. Одайбо — «город будущего», поражает все — от монорельсовой дороги, по которой ходит поезд без машинистов, до необычной архитектуры. Международный выставочный комплекс Big Sight", к примеру, — это четыре усеченных пирамиды, стоящих «вверх ногами»; здоровенная ножовка, которая пилит землю; дорогущие магазины, включая торговый центр «Форт Венеры» в стиле дворца Цезаря. Невероятно красив мост Rainbow Bridge , который соединяет Токио и Одайбо.
Деталь 4. Население Японии немногим меньше населения России, а площадь меньше Свердловской обл. 80% территории Японии — горы и леса. Вопрос: где же они помещаются. Рукотворный остров Одайбо — один из ответов на этот вопрос.
Недалеко от Токио есть город Камакура, основанный в 1192 году. Город с трех сторон окружен лесистыми горами, а с юга выходит на залив Сагами. Климат Камакуры мягок. Это идеальный зимний и летний курорт (сегодня) и естественная крепость в 12 веке. Камакурский сёгунат просуществовал не так уж долго — около 150 лет. В Камкакуре живет около 174 тысяч человек и около 20 миллионов туристов ежегодно проезжают сюда. 176 буддистских и синтоистских храмов — мы посмотрели только три.
Камакура_будда
Камакура знаменита бронзовой статуей Дайбуцу — Великого Буды. Отлита она была в 1252 году, внутри — полая. Мы, конечно, внутрь Будды залезли. Храм, внутри которого стояла статуя, давно сгорел. Так что этот 12-метровый Будда сидит под открытым небом на фоне зеленых холмов на цветке лотоса. Руки его сложены в «мудру» — большие пальцы касаются и правая кисть лежит на левой ладони.
По преданию, в 736 г. в Камакуре был возведен храм Хазе Каннон. В основном строении храма находится известная позолоченная скульптура одиннадцатиголовой богини Каннон. Ее высота — 9.3 м, и это самая высокая деревянная скульптура в Японии. Другой достопримечательностью храма является гигантский колокол, отлитый в 1264г. — самый древний в Камакуре. Он объявлен важнейшей культурной ценностью Японии. Храм расположен в уютном саду Хазе-дера, разбитом в 686 г. Оттуда открывается изумительный вид на залив Сагаями. Со смотровой площадке, на другой стороне Тихого окена, наш берег не виден... В районе монастыря стоят тысячи миниатюрных фигурок (дзизобосацу), напоминающих о мертворожденных и детях, убитых во чреве матери. Фигурки эти поливают каждый день водой, иногда маслом, на некоторых фигурках есть кусочки ткани. Никогда ранее не видели мы такой пронзительной душераздирающей картины – ряды статуэток в память о нерожденных детях…
Сакура
Храм Цуругаока Хатимангу — одна из главных достопримечательностей Камакуры. Окруженный деревьями сакуры и зарослями азалий, он весьма живописен. Храм построен в 1063 году предком Ёритомо — Ёриёси в честь бога Хатимана, который считался покровителем рода Минамото. Широкая дорога, ведущая от морского берега вверх к храму, была сооружена по приказу сёгуна, когда он узнал, что его жена ждет ребенка. И сегодня эта улица сохраняет название Вакамия Одзи — улица Молодого Принца. На этой аллее сооружено три огромных ворот тории, и вдоль неё высажены деревья сакуры. На аллее с двух сторон фонарики с назвaниями фирм и именами людей, которые пожертвовали храму деньги. Аллея очень красива.
Рядом с храмом расположены два пруда — Гэндзи и Хэйкэ. В пруду Гэндзи растут белые лотосы, в Хэйкэ — красные. Не знаю, у какого пруда мы гуляли среди цветущих сакур, но красота неимоверная. Здесь же возведен Барабанный мост — горбатый мостик через лотосовый пруд. Существует поверье, что, если вы сможете взобраться и пройти по скользкому мосту без посторонней помощи, вас ожидает долгая жизнь. Навернoe, чтобы никто слишком долго не жил, проход по мостику закрыт. Рядом с храмом аллею пересекает 150-метровый проход. Здесь воины Ёритомо упражнялись в стрельбе из лука с лошади. В апреле и сентябре можно стать очевидцем праздников, во время которых воины, одетые в наряды периода Камакура, стреляют из лука, сидя верхом на скачущей лошади. При нас никто из лука не стрелял.
В феодальные времена храм Тэкэй-дзи назывался Храм Разводов — туда ссылали нелюбимых жен. Мы его видели издали, уже были слегка перенасыщены храмами.
Из Камакуры, кстати, были мы там аккурат в день моего рождения, мы направились в Йокогаму. В Йокогаме живут не только японцы — город-то портовый, по этой причине там есть Chinatown, кроме того район, где живет много бразильцев. Говорят, что в Бразилии много японцев, может быть они просто поменялись?
В Йокогаме на скоростном лифте мы поднялись на 69 этаж Landmark Tower. Скоростной лифт (45 км/час = 12.5 м/сек) — 40 секунд без всякого ощущения движения — как они это сделали — не знаю. Когда-то это было самое высокое здание в мире, сейчас только в Японии. Со смотровой площадки мы видели порт, знаменитый район Minato Мirai 21 (название было выбрано в результате конкурса). Район этот построен целиком на намывном грунте с использованием мусора. Где-то внизу бурлил парк развлечений «Мир Космоса» с его знаменитым колесом обозрения.
Давным-давно, еще в 8 веке один монах увидел над горой Нантайсан удивительные облака, окрашенные в 5 цветов. Монах этот не сильно был знаком с физикой облаков, посему воспринял эту окраску, как указание богов построить храм. Путь к вершине горы ему преградила бурная горная река, и боги послали ему двух змей (красную и синюю), которые сплелись над водой и образовали мост, ведущий на другой берег. Потом здесь построили мост, потом его сносило много раз наводнениями, его восстанавливали, всякий раз сохраняя прежний облик. Именно мимо этого моста мы и проехали в Национальный парк Никко. Место это действительно очень красивое, горы, синее небо и красно-бело-желтые храмы. Так что старинная японская поговорка «Не говори ни о чем, что это прекрасно, пока ты не увидел Никко» — вполне оправдывается.
В Никко похоронен первый сёгун из рода Токугава. Храмовый комплекс был построен, в основном, его внуком. Буддистский храм Ринно-дзи (когда-то настоятелями этого храма становились лишь мужчины, принадлежавшие к императорской семье) знаменит залом — Самбуцудо (Зал Трех Будд). Это самое крупное деревянное сооружением в Никко. Внутри него расположились три трехметровых скульптуры. В центре — Будда Амида-Нёрай (божество прощения), справа — тысячерукая Каннон — богиня справедливости (на самом деле у статуи 40 рук, но каждая из них наделена способностью утолять 25 печалей), а слева — Бато-Каннон, покровительница животных, о чем напоминает головка лошади, врезанная в лоб статуи.
Ссыхающиеся ставни
Окна во всех храмовых постройках имеют ставни, материал которых в сухую погоду «ссыхается» и помещение проветривается, а во влажное время года — набухает.
От храма аллея с огромными кедрами ведет к каменной лестнице. Когда-то только знатные паломники могли пройти дальше через тории, возле которых можно купить сакэ, ну а рядом пагода со здоровенным бревном — противовесом на случай землетрясения. В синтоистских храмах обычно есть конюшня для одной лошади — вдруг божество захочет проехать. По преданию, лошадей от болезней охраняют обезьяны, посему конюшня украшена резьбой по дереву на темы из жизни обезьян: «не вижу зла, не слышу зла, не говорю зла».
Еще одна лестница вверх — и мы у знаменитых Ворот грёз. Ворота эти украшены огромным количеством изображений львов и тигров, драконов и геметрическими фигурами. Одна из панелей внутренней части ворот установлена «верх ногами». Есть два объяснения: 1. мастера хотели, чтобы боги с небес могли полюбоваться; 2. мастера хотели, чтобы ворoта не были совершенны, дабы боги из ревности не разгневались. Оба объяснения вполне разумны, и мы с ними согласились. Еще несколько ступеней и мы подошли к гробнице сёгуна — уже без обуви мы обошли ее. И на этой мажорной ноте почти завершили свою прогулку по храмам Никко. Рядом с гробницей есть синтоистский храм, и здесь мы буквально столкнулись с очередной свадьбой. Оказывается, есть традиция — «медовый» месяц проводить в поездках по синтоистским храмaм, где вся свадебная процессия повторяет ритуал поклонения местным богам.
После прогулки по храмам Никко нам предстояло сделать остановку у озера Тюдзен-дзи и полюбоваться водопадом Кэгон. По дороге Ироха (и, ро и ха — первые три буквы японской азбуки, в которой всего 48 знаков и столько же поворотов делает дорога) мы проехали к смотровой площадке, и наш  экскурсовод с вечно трагическим лицом побежала за билетами. В автобус она влетела со словами:  "Обром! Ображались!"  Оказывается, кто-то сиганул со смотровой площадки вниз, в водопад. Теперь все перекрыто полицией. Ну нет так нет, и мы поехали в Токио укладывать вещи — чемоданы наши должны были вечером уехать в Осаку.
Утром рано налегке мы двинулись к станции Таканава. Этo такой симбиоз станций метро и скоростных поездов.
Деталь 5: Японцы проводят в поездах времени больше, чем с семьей.
Нос у скоростных поездов напоминает удава из фильма «38 попугаев». 500 с лишним километров от Токио до Киото он пролетает за два с небольшим часа. Прямо скажем, поезд этот совсем не похож на калужскую электричку. Очаровательная контролерша (сразу вспомнил красноносых-синелицых контролеров в наших электpичках) поинтересовалось, мол, не хотели бы мы сидеть лицом друг к другу и, нажав на какую-то педаль, повернула все три кресла на 180 градусов. Другая не менее очарoвательная японочка подвезла тележку с едой и кофе. А за окном — горы, леса, озера. Япония, одним словом. И вот мы в Киото.
Далее наш путь в древнюю столицу Японии город Нара. В Наре синтоистское верование, что олени — божьи посланники (на японско-русском языке это слово звучит как «посранники») доведено до своего логического завершения. В парке около тысячи оленей, они никого не боятся, выпрашивают еду, тут же лавочники ее (еду) продают. Ну и, конечно, всюду продукты жизнедеятельности оленей. Пройдя через парк мы, вышли к храму Тодай-дзи (Большой восточный храм), знаменитым статуей великого Будды, самой большой деревянной статуей в мире. Одна из колонн  в храме имеет отверстие. Полагается, что всяк пролезший сквозь него будет долго здоров и счастлив. Две японки буквально очарованные мной, упросили меня сфотографироваться на память. Согласился. У входа в храм есть скульптура «медицинского Будды» — Биндзура Пиндола. Деревянная скульптура одета в ярко-красную накидку. Предполагается, что коснувшись Биндзуры Пиндолы, можно излечиться от всех болезней.
Совсем рядом с Нара-парком еще один храм — Кофуку-дзи. Рядом со знаменитой пятиэтажной пагодой когда-то были ворота в храм — Тории. В Японии, по традиции, вход в храм должен быть с юга. Эти ворота так и назывались «Большие Южные ворота». Очень многие постройки тех лет (7-8 век) не дожили до наших дней. Очень красив октогональный храм Нанен-до, посвященный богине Каннон.
Осака
Мы приехали в Осаку около 7 вечера, а в 8 вечера нам уже предстояла прогулка по городу. Осака — город очень древний. Возник он в конце 4 века, расцвет его пришелся на эпоху сёгунов. В 16 веке на месте сожженного будистского храма Исияма был построен замок-крепость Осака. Все провинции обязаны были поставлять камни, лес и людей на строительство замка. В 19 веке он был разрушен войсками Токугавы, лишь в 1931 г была восстановлена Главная башня. Именно эта башня была видна из нашего номера, и к ней мы и пошли уже в девятом часу вечера. По дороге к замку нам нужно было пройти через парк — в парке все еще было полно людей, празднующих цветение сакуры. Замок впечатляет, его основание выложено из огромныx камней. Один из них — «камень — спрут» — весом в 140 тон (5.5 м высотой и 11.7 м шириной) был привезен с острова Кюсю. С острова Сёдо привезли камень весом около 130 т.
В отель мы вернулись около 10 вечера — утром нам предстояла поездка в Киото.
Киото — один из очень немногочисленных городов, уцелевших в годы Второй мировой. Говорят, что какой-то воинский начальник вoспротивился планам бомбежки Киото, ибо бывал там. В 8 веке император Камму задумал перенести столицу в новое место. Как говорится, задумано — сделано.
Киото ниномару
Более тысячи лет столицей Японии был город Киото. Наше знакомство с городом началось с замка-крепости Нидзё — замка дома Токугава. Нидзё своей монументальностью демонстрировал власть и могущество сёгунов, он превосходил императорский дворец и по занимаемой площади, и по красоте. На территории замка Нидзё расположено несколько построек, главная из которых — дворец Ниномару. Примечательностью дворца Ниномару является Угуису-бари — соловьиный или поющий пол, он начинался от входа и вел к первому большому залу. Благодаря хитроумным приспособлениям деревянные доски, когда по ним кто-то передвигался, издавали скрип, похожий на птичье чириканье (сигнализация!), отсюда и такое название. Весь дворец отделан в классическом японском стиле: пол устлан татами, каждая комната имеет лишь три стены, четвертой, которая должна отделять помещение от коридора, нет. Точнее, это не стена, а легкие раздвижные двери. Расстояние между потолком и верхним косяком двери украшено богатыми резными орнаментами с павлинами, разными животными и растениями.
Внешняя стена коридора — раздвижные двери, коридор мгновенно превращается в веранду, c которой открывается вид на один из прекраснейших садов Японии — сад Ниномару. Сад выдержан в классических традициях японского садового искусства. Он расположен вокруг большого пруда, по саду разбросаны камни, разные по очертанию, размеру, цвету. В центре пруда расположены три островка: Хораи-дзима (о. Вечного счастья), Цуру-дзима (о. Журавля), Камэ-дзима (о. Черепахи). Эти названия были выбраны отнюдь не случайно: согласно японской мифологии, журавль и черепаха являлись символами долголетия. Последний из сёгунов Токугава отрекся от власти в присутствии императора Мэйдзи именно в замке Нидзё.
Говорят, что в 8 веке в Японию попал чай. Уже в 9 веке монах Сайсё разбил первую плантацию чая у подножья горы Хэйдзан, что в Киото. Из замка Нидзё мы направились на чайную церемонию. К сожалению, церемония проходила не в чайном домике, а в зале. В чайный домик можно войти только через «щель» — 60 на 60 см. Идея — каждый от сёгуна до простолюдина должен согнуться, дабы попасть в домик, а меч приходилось оставлять снаружи. Мы были без мечей, поэтому в зал мы вошли через двери. Все остальное было по правилам: «ва» (гармония), «кэй» (почтительность), «сэй» (чистота), «сэки» (покой). Я не запомнил японское слово для выражения эстетики употребления чая, на русский язык это слово переводится как «одинoкая цветущая веточка сливы в заснеженном лесу». Важнейшим элементом чайного домика являлась специальная ниша с цветком, в нашем случае роль ниши играла узкая и высокая тумбочка-подставка под вазочку с цветочком.
Второе отличие нашего чаепития от общепринятого стандарта — мы не разулись.
Деталь 6: В Японии очень часто приходится разуваться. Неплохо иметь с собой носки.
Пожилая японка рассказала нам, что и как мы должны делать. Она заварила чай, взбила его бамбуковой кисточкой до состoяния одородности и пены сверху. Тем временем очарoвaтельные японочки разнесли нам всем что-то намазанное на нечто, эту японскую сладость (на русско-японском наречии «срадость») нам надо было целиком сьесть, дабы чай показался еще вкуснее. Обычно все пьют из одной чашки — после глотка надо обтереть чашку и передать следующему. Чашек было много, и каждому японочки с низким поклоном давали свою чашку.
Вкус у этого чая очень специфический...
Выражение «японский садик» давно и прочно вошло в наш язык. В Киото есть знаменитый сад — сад камней храма Рёан-дзи. Сад был создан в середине 15 века — казалось бы, ничего особенного площадка 10×30 м, засыпанная белым гравием, на котором лежат 15 камней. И все. И непонятно, что и как притягивает людей — сидят часами и смотрят на камни... Дзен-буддизм, да и сионтоизм, часто называют религией созерцания. Сам храм даже не запомнился. Конечно, на веранду к камням можно пройти только разувшись...
Золотой_павильон
В конце 14 века по приказу бегуна Ёсимицу на окраине Киото был построен двoрец Кинкаку-дзи («Золотой Павильон»). Трехэтажный дворец, покрытый золотой фольгой, стоит на берегу рукотворного озера, в центре которого островок с типично японским деревцом. После смерти сёгуна дворец отошел к буддистскому монастырю. В 1950 г. сумасшедший монах поджог дворец, восстановлен он был через 5 лет. Павильон впечатляет свой небывалой красотой — в тихую погоду павильон и его отражение в озере невероятно красивы.
После прогулки вокруг павильона, а она того стоила — вроде как случайно разбросанные камни, деревца и кустики, каменные ступеньки придавали очарование этому саду — мы поехали к горе Отова, что на юго-востоке Киото.
В 8 веке монах по имени Энтин обнаружил водопад, при этом ему послышались такие слова: «Найди этот источник, прозрачные воды которого впадают в реку Ёдо». Энтин долго бродил по горе Отова в поисках источника, но нашел другого монаха-отшельника, который дал ему кусок дерева. В этом куске обитал дух богини милосердия — Каннон Босацу. Энтин вырезал из этого куска дерева изображение Каннон и поместил эту деревянную скульптуру в небольшую бамбуковую хижину. Так возник храм Киёмидзу-дера (Храм Прозрачной Воды).
Существует поверье, что струи водопада обладают чудодейственной силой, посему многие лезут прямо в водопад. К храму ведет дорога — извилистая с огромным количеством лавочек и магазинов — по традиции это место славится гончарными изделиями и фарфором. Главное божество Киёмидзу-дэра — одиннадцатиликая, тысячерукая Каннон Босацу. По буддийской легенде Каннон может принимать тридцать три образа для спасения людей. Ей посвящены 33 храма в Японии, каждый из которых имеет свой образ богини. Киёмидзу — 16-й из них. Храм был почти разрушен в междоусобных войнах и сгорел в 1200 годы. В 17 веке был полностью восстановлен. К залу Хондо примыкает огромная веранда, выступающая на 12 метров над краем скалы; опорой ей служат громадные столбы, скрепленные без единого гвоздя. Это прекрасная обзорная площадка, где всегда многолюдно.
Киото_секухара
После храма и перед вечерним походом в театр у нас было еще время погулять по Киото. Навстречу нам шли три очаровательнейшие японочки в национальной одежде. Я подбежал к ним и попросил разрешения сфотографироваться вместе с ними. Они, конечно же, согласились. Сделали несколько фоток, наша японо-русскоговорящая гидесса с ужасом что-то заверещала. В потоке слов я выудил слово «секухара». Оказывается, нигде никого ни при каких обстoятельствах нельзя касаться, а я их все троих, как мне казалось, обнял. Да, «секухара» — японское слово = «Sexual Harassment».
От того места, где я «насекухарил» до театра минут двадцать ходу по тихому и домашне-уютному квартальчику. И вот мы в зале — места не нумерованы, спешите занять места, напутствовала нас гидесса. Перед спектаклем нам устроили показательную чайную церемонию. Показательную в том смысле, что чай дали не всем, а двоим случайно (или неслучайно) выбранным зрителям. Спектакль состоял из 6 никак не связанных между собой сцен. Весь юмор заключался в том, что кто-то сильно перепил. Две сцены была посвящена жизни «маек». Майки — это будущие гейши, так сказать, ученицы. После спектакля мы прогулялись по кварталу гейш, тому самому тихому и уютному квартальчику. Ни одной гейши мы не встретили.
Самым европейским из японских городов считается город Кобэ – один из крупнейших японских центров международной торговли. Горы Рокко защищают Кобэ от северных ветров, на юге город омывают воды залива Осака, так что расти город может только вдоль узкой полосы, которая тянется с востока на запад. До начала политики самоизоляции Японии в середине 17 века, эти места процветали благодаря прежде всего торговле с Китаем. Когда запрет на внешнюю торговлю был снят (середина 19 века), Кобэ начал превращаться в современный порт. Поначалу все неяпонцы были обязаны жить в квартале для иностранцев, сегодня квартал Китано – основное место, где живут иностранцы. В Кобэ представлены все религии – от индусского Джайн храма до синагоги, есть, конечно, и церкви. В Кобэ провел последние годы своей жизни бывший японский консул в Каунасе Симпо Сугихара, Праведник Мира, тот самый который спас жизни тысяч евреев из Восточной Европы.
Беда пришла в Кобэ 17 января 1995 года в 5 часов 46 минут утра. Землетрясение силой 7,2 балла повалило дома, разрушило автомагистрали и скрутило в извилистые линии железнодорожные пути. Погибло более 6 400 человек, за несколько минут почти 450 тысяч семей остались без крыши над головой.
Кобэ известен и самым большим в мире подвесным мостом — Мост Акаси-Кайкё. Когда-то паром в заливе Осака перевернулся, около 150 человек погибло. Проблема эта была решена раз и навсегда этим мостом. Длина одного пролета – 4 км. Дороги в Японии вообще отдельной главой должны быть прописаны. В городах они, как правило, на высоте 4 – 5 этажа, справа-слева удивительно красивые здания – к примеру, мусороперерабатывающий комбинат на подъезде к Кобэ имеет вид здоровенной мечети.
По дороге в Осаку мы еще заехали в этнографический музей. В огромном здании построены две улицы типичного японского городка середины прошлого века. В некоторые домики можно зайти, посмотреть типичное убранство тех времен. Вечером, передохнув что-то около часа, мы двинулись на прогулку по вечерней Осаке. Поехали в downtown, огни рекламы, многолюдно, многошумно, в барах и около толпится народ – субботний вечер. В воскресенье нам предстояла поездка в Хиросиму.
Первая остановка была запланирована в городке Окаяма, в парке которого находится один из двух черных замков Японии. Из-за цвета замок этот носит название «Вороний замок», построен он был в 14 веке, в годы Второй Мировой был полностью разрушен и восстановлен был в 1966 году. Честно говоря, мы уже несколько пресытились замками, но программа есть программа.
Окаяма
Перед парком, на траве сидели группы людей в очень живописных одеждах 11 – 12 веков, они ели и выпивали – первое воскресенье апреля, праздник сакуры. Уже перед входом в парк мы встретили группу лучников, в парке явно что-то готовилось – оркестр, рикши. Мы остановились и – и на наших глазах началось действо, синтоистский праздник.
Небольшая торжественная часть сменилось демонстрацией – впереди шел мальчонка лет четырех, нет не шел, танцевал. Играли оркестры, рикши везли старейшин и ребенка, Оказывается, смысл этого в том, что случайно выбранный мальчонка едет со старейшинами — есть продолжение рода и народа. Два с лишним часа продолжался праздник. Как ни призывала нас гидесса идти смотреть замок, мы не могли оторваться от этого зрелища. Ну, а на замок мы издалека посмотрели – нас ждал город Курашики.
Курашики знаменит тем, что в нем сохранились улицы старинных домов. Небольшой квартальчик по имени Бикан с множеством мостов, каналы, сувенирные магазинчики, и, конечно, рестораны. Последнее очень важно, ибо нам надо было в короткое свободное время и поесть где-нибудь что-нибудь в стране, где говорят только по-японски. В Курашике есть музей изобразительных искусств, музей искусства Охара.
Во Внутреннем Море сразу напротив Хиросимы есть остров Миядзима — одно из самых удивительнейших мест в Японии. Остров этот считается святым, на нем уже 16 веков находится синтоистское святилище Ицукасима. Согласно синтоистским верованиям на острове не может совершаться ничто нечистое, к чему причислялись роды и похороны. До сих пор здесь нет кладбища, и умерших увозят с острова. Храм Ицукусима посвящен трем дочерям божества Сусаноо. Основное, поднятое на сваи, строение храма стоит на самом берегу, и во время прилива оно как бы плывет на поверхности моря.
Многочисленные его залы соединены галереями-мостиками, которые выводят на веранды с видом на Тории. Этот вид официально признан одним из трех самых впечатляющих видов страны. Тории как бы парят в воде. Пройти сквозь Тории в Храм можно только во время отлива. Существует поверье: человек, которому удастся пройти под этими воротами, обретёт счастье и благополучие. Тысячи японцев и иностранных туристов приезжают на остров, чтобы попытать удачу. Мы не пробовали...
Наверное, слово Хиросима будет жить всегда. Музей атомной бомбардировки, Парк Мира сделаны на такой высокой ноте, что рассказывать об этом просто невозможно. В эпицентре взрыва навсегда сохранены останки здания Промышленной Палаты. Часы на Атомном доме показывают время взрыва, а на ступенях навечно осталась тень сидевшего здесь человека. Парк мира, разбит на месте построенного до войны делового центра города. Возле музея растут так называемые деревья Феникса, находившиеся в момент взрыва на расстоянии 1,5 км от эпицентра. Их кроны до сих пор сохранили с одной стороны следы ожога. В Хиросиме обретает особую значимость один из самых трепетных обрядов праздника Дня поминовения усопших (Бон): спуск на воду бумажных фонариков-торонагаси (торо — «фонарь», нагасу — «нести течением»). Этот обряд совершается везде, где есть вода:  на реках, прудах, озерах и даже в море...
Одним из символов Японии является Фудзи-яма, гора Фудзи, Фудзи-сан – так уважительно называют этот вулкан японцы. Хаконэ — это гигантская кальдера, т.е. впадина, образовавшаяся вследствие провала вершины потухшего вулкана, в которой сейчас расположено горное озеро Аси. Вот туда, к горе Фудзи, к озеру Аси, в район Хаконе мы и приехали. Было довольно прохладно, мое внимание привлек автомат для продажи напитков – часть полок была синего цвета, часть – красного. На синей полке явно было что-то вроде кока-колы, а вот на красной — непонятно что. Бросил 100-йеновую монетку и автомат выбросил ГОРЯЧУЮ банку. Вскрытие показало — кофе-лате и очень хороший кофе! Этим японцы меня добили. Первый шок я испытал, когда обнаружил, что поручни эскaлатора метро подогреваемы.
Ладно, сели мы на кораблик и поплыли по озеру. Мы плыли на пиратском кораблике – паруса (поднятые), пушки, капитан с повязкой на глазу, мимо нас проплыла «Васа», точная копия той «Васы», которая пролежала 300 лет на морском дне и, которую мы видели в Стокгольме. Гора Фудзи – священная гора, и туда паломники совершают восхождение, гора открыта для паломничества 2 месяца в году. Мы поднялись на фуникулере нa 5-ую станцию. Дым от гейзеров, запах от гейзеров и ветер, пронзительный и холодный. Существует традиция: куриные яйца в сеточке опускают в гейзер и вынимают их черного цвета и крутые. Там наверху продают консервные банки с воздухом с горы Фудзи.
Вечером мы уже были в Токио. Прощальная прогулка по японскому садику во внутреннем дворике гостиницы утром и — домой!
В Японии хорошо, а дома лучше.

Комментариев нет:

Отправить комментарий