Translator

четверг, 18 июля 2013 г.

Реки Европы — послы, не знающие границ.

Дюссельдорфская гавань

Реки Европы называют послами, не ведающими границ. Венгерский писатель Дьёрдь Конрад (Konrád György) как-то сказал, что в Будапеште он больше всего любит Дунай. Писатель сожалел о том, что не принадлежит к морским народам, которые всегда открыты миру. Для венгров, австрийцев, баварцев и сербов только Дунай может стать «окном в дальние дали»...

Так считает Конрад. В этом он прав, но долгие годы, в период войн на Балканах, существовал противоположный, пессимистичный взгляд на реки Европы.
Война уже в прошлом. Теперь миссия Дуная не разделять, а объединять — быть главной артерией европейского сотрудничества.

Сегодня на реки Европы возложено немало задач. Великую миссию объединения народов несут Дунай и Рейн, Мозель, Одер и Эльба. Пора забыть о закостеневших национальных притязаниях, об идеологии «удельных княжеств». Границы нужно открыть, тогда реки свяжут народы, объединят культуры, послужат славному делу развития туризма. Новая реальность нередко разрушает наши привычные ориентиры, но река служит указателем, неизменной путеводной нитью. У реки всегда есть конец и начало, есть собственное направление. Если держаться течения реки, с пути не собьёшься!

Городская стена в Ульме вдоль Дуная
Городская стена в Ульме вдоль Дуная

Тысячелетиями бегут реки по своему руслу. Они намного старше нас, поэтому, глядя на их течение, можно лишний раз остановиться. Посмотреть назад, оценить то, что было. Посмотреть вперёд и задуматься о том, что ещё предстоит. Реки не только связывают пространства — они соединяют время.

Ещё недавно всё было по-другому. Всего лишь три десятка лет назад реки считались чем-то утилитарным, не более. Они служили водными путями, в них, не задумываясь, сбрасывали отходы. Люди стремились больше строить, больше производить и потреблять. В погоне за потреблением о реках забыли. Вспоминали о них нечасто — пожалуй, только во время наводнений.

Некогда с реками были связаны культурные ландшафты. С течением времени по берегам поднялись города. Великий Рейн стал транспортной магистралью, Рейнско-Майнскую область начали связывать только с концернами Hoechst и BASF.

Потом что-то изменилось в сознании общества. Люди вспомнили о реках — и вот унылые индустриальные пейзажи сменились новыми культурными центрами, уютными зонами отдыха на зелёных берегах. У воды выросли современные городские районы.

Во Франкфурте начали осваивать речные ландшафты, берег Майна превратили в «музейную зону». Власти Гамбурга решили построить на Эльбе новый район — «Хафенсити». В Дюссельдорфе создали Медиа-гавань (Medienhafen) — модный район на берегу Рейна, с клубами и отелями, кинотеатрами и кафе.

Франкфурт-на-Одере (Frankfurt (Oder))
Франкфурт-на-Одере (Frankfurt (Oder))

Городская стена Ульма (Ulm) тянется вдоль Дуная; променады на Одере связывают Франкфурт-на-Одере (Frankfurt (Oder)) и Слубице (Słubice). Кругом на берегах европейских рек можно видеть гуляющих горожан. Новая эпоха освоения рек становится новой страницей истории цивилизации.

У каждой реки, что течёт через несколько границ, есть собственная история. Реки не соблюдают границ, поэтому их можно назвать лучшими послами Европы. Реки Европы станут лучшим лекарством, эффективным противоядием от нового подъёма национализации памяти. Это идея эссеиста Дьердя Конрада, которую признают во многих странах Европы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий